Степаненко Рая (alfa_delta) wrote,
Степаненко Рая
alfa_delta

Categories:

Рассказ третий. О СЕМЬЕ МАМИНОГО ПАПЫ - МОЕГО ДЕДУШКИ МОИСЕЯ.

Родители моего дедушки родились и умерли в местечке Старые Дороги. Правда, недавно я узнала, что прадедушка Лейба родился в крошечном местечке Макаричи около Старых Дорог. И у меня появилась новая фотография его семьи, сделанная где-то на рубеже веков. К сожалению, я не знаю людей, которых вижу на фотографии. Могу только сказать, что это семья дедушки, что два мальчика - это мой дедушка Моисей и его брат Шеел. Наверно, там сидят и их родители - мои прабабушка и прадедушка и их дедушка и бабушка, про которых я вообще не знаю ничего...
Фотографию я нашла в Америке (!). Вот она:


Что я знаю о них. Отца дедушки звали Лейба Израилевич, а маму – Рива Айзиковна.  Фамилия их была Зархины. А может быть – Зархи.  Жили они в Старых Дорогах  в доме 51 по Первомайской улице. У них было четыре сына. По воспоминаниям мамы – Рива была красивая, в старости у нее не было седых волос, хотя до глубокой старости ей и ее мужу дожить не удалось. Они погибли в гетто в Старых Дорогах вместе с другими беспомощными стариками, женщинами и детьми 19 февраля 1942 года. Прадедушке было  72 года, а пробабушке - 70. Их убили только за то, что они были евреями.

Расскажу немного об их сыновьях.

Копия PICT0083
ШЕЕЛ - младший брат моего дедушки. Он родился в 1898 году и почти всю жизнь прожил в Бобруйске. В нем не было дедушкиной интеллигентности, хотя они вышли из одной семьи и имели, видимо, одно образование – хедер. Жену его звали Сарра. У них было два сына. Иосиф и Израиль. Я помню, что у них был большой сад, за которым он умело ухаживал. Умер он в Минске, уже будучи вдовцом. В Минске жил его сын Изя, который и забрал отца к себе после смерти мамы. Потом семьи его сыновей уехали в США, где сейчас живут семьи его внучек. У Шеела были только внучки. В семье Изи - две девочки, а в семье Иосифа - три.



СОЛОМОН - жил в Витебске после окончания института. Женился. Его женой была Эсфирь Левина. Ее семья тоже жила в Старых Дорогах. Её родная сестра Мирра стала женой бабушкиного брата Рувы.
Родилась дочь Софочка. До войны он работал преподавателем физики в техникуме. Закончил Минский Педагогический институт. На фотографии – совершенно мирный человек. Когда началась война – сначала учителей не призывали, но потом все-таки его взяли на фронт. Он погиб в начале 1942 года. Семья его эвакуировалась в Пензу, где и осталась жить после окончания войны. Сейчас Софа и семья ее дочери Лины – живут в Москве.

ГЕНАХ – умер от инфекционной болезни будучи совсем молодым.

МОИСЕЙ – мой дедушка. Родился он в 1895 году. День его рождения, также как и день рождения бабушки был неизвестен. Его никогда не отмечали.
.

Дедушка нигде не учился, т.е. я думаю, что он закончил хедер. Там, кажется, учились четыре года. Но, несмотря на это, он  был эрудированным человеком. Он был с таким еврейским юмором, я почти не помню, чтобы он говорил о чем-то серьезно. Работал он всю свою жизнь бухгалтером в «Заготзерне», был из тех мужчин, которые дома ничего не умеют делать и не делают. Обед ему подавали отдельно в столовой. Он ел и читал газету. Я помню дедушку читающим. Он выписывал всегда сколько я его помню «Литературную газету» , она была большого объема и он читал ее, он ходил в библиотеку и брал книги, новые «толстые журналы», я помню, что он читал «Иностранную Литературу». Кроме того дедушка выписывал и читал журнал на идише «Советиш Геймланд» - Советская Родина.
Иногда он ходил в булочную за хлебом - в костюме, галстуке, степенный… Дедушка любил брать нас с сестрой и пойти с нами на рынок. По дороге он встречал многих знакомых и каждому с гордостью говорил, что вот внучки приехали из Ленинграда. Потом он всегда покупал нам мороженое. Его специальной ложкой накладывали их алюминиевого большого бидона в  хрустящие вафли, которые стояли столбиком. Вкус этого мороженого я помню. В нем попадались хрусткие льдинки. Больше я никогда такого нигде не ела.
Я не помню сколько мне было лет, когда дедушка  пошел со мной и записал в большую детскую библиотеку. Чтобы попасть в нее мы шли через сад Бахарева, в котором стоял, да и сейчас стоит, настоящий танк. Все лето и в последующие мои приезды – я ходила в библиотеку одна, дедушка отвел меня только в первый раз. Но я это запомнила. До последних его дней, а после смерти бабушки он прожил еще почти десять лет – я писала в Бобруйск письма, обращаясь ко всем, но, в основном – к дедушке. Я знаю, что он любил мои письма. Почему я ни о чем его не расспрашивала? Ведь он прожил такую долгую жизнь – девяносто лет!
Я всегда знала, что он нас любит, все его письма, которые мама не смогла выбросить и у меня не поднимается рука сделать это дышат этой любовью и заботой о нас. Светлая ему память, моему дедушке.

Теперь я хочу сказать, сколько смертей принесла война и репрессии семье моей мамы. В Старых Дорогах погибли в гетто – родители моего дедушки – Рива и Лейба; сестра моей бабушки Гинда, ее муж, дочери Рисл и Дора, сын Рува, а  сын Иосиф в девятнадцать лет погиб на фронте.
в Осиповичах - брат бабушки Лейцы – Самуил, его жена Гися, их дети – Соломон, Ида, мама Гиси, ее брат-инвалид, две ее племянницы – Мифа и Изабелла.
Отец этих девочек Арон Юдельсон – был расстрелян, как враг народа, его жена Бася – 10 лет провела в лагере.
Брат бабушки Рува – был расстрелян как враг народа, его жена Мирра – отсидела 10 лет в лагере и после возвращения – умерла; брат дедушки Соломон , мирный учитель – погиб на фронте.
Наверно, я знаю не о всех родных. Думаю, что не переживших эту Катастрофу моих родственников было гораздо больше.



Tags: моя семья
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments