Степаненко Рая (alfa_delta) wrote,
Степаненко Рая
alfa_delta

Category:

РАССКАЗ О ДВУХ РЕПРЕССИРОВАННЫХ

Давно думала написать об этом. Но что-то не давало. А сейчас поняла, что через десять дней  ровно 80 лет со дня его расстрела.
Я всегда знала из рассказов мамы, что родной брат бабушки Рувим Грек был репрессирован и убит.
Но без подробностей. Когда я бывала в Бобруйске у бабушки с дедушкой - никто ни разу о нем не вспоминал. Также как и никогда не говорили об убитых родных в холокосте. Когда не стало ни родителей, ни каких-либо родственников их поколения я стала изучать историю своей семьи, своих предков, я написала  в архив ФСБ (он же КГБ, он же НКВД) и заказала его дело.  Мне ответили. Потом я звонила и договаривалась в какой день и час я приеду. Был указан точный день и даже час.
Вот это здание на улице Кузнецкий мост, 22.  Фотография, конечно, из интернета. Мне даже не пришло в голову сфотографировать это здания. Меня подвез сын и уехал на работу.
Когда я звонила в читальный зал архива, мне очень подробно, как лесной жительнице, объясняли, как его найти. Вплоть до количества ступенек. Вывески у нас нет - неприятно удивив сказал голос в телефонной трубке - поднимитесь, нажмете звоночек...  Почему нет вывески?
Зайти мне нужно было  в ту дверь в правом углу, около кондиционеров.

За дверью обычная лестница. Я поднялась, увидела дверь. Позвонила в звоночек, как было велено.  Мне моментально открыла дверь сотрудница.  Она меня ждала. Я пришла в ровно назначенное время.
Честно скажу - мне было  страшно, хотя там  создана обстановка вполне безобидная.  Совсем маленький светлый зал с несколькими шкафами, заполненными папками. Столы. Стоит большой аквариум с рыбками. Наверно, психологи порекомендовали...
В зале сидели несколько пожилых людей, которые переписывали  в тетрадки из толстых дел, лежащих перед ними.  Дело в том, что прежде чем выдают дело, необходимо каким-то образом доказать свое родство с жертвой. Если родство подтверждается, архив может сделать копии страниц дела, разрешенных для просмотра.  Если родство  доказать не получается или его нет - переписывайте от руки. Это касается только тех дел, которым уже более 75 лет. Фотографировать нельзя. Некоторое время назад вышел закон, разрешающий фотографирование документов в архивах. Но на мой робкий вопрос я, конечно, услышала "нет".
Принесли дело. Тонкая папка, обыкновенная, с массой всяких номеров и непонятных обыкновенному человеку отметок. Я понимала, что такого не может быть, но боялась, что папка будет забрызгана кровью. Я не могу объяснить. Но там страшно.

У меня получилось доказать, что Рувим Грек - брат моей бабушки.  У меня был документ об эвакуации с именами бабушки и мамы, а у него в анкете - перечисление членов всей его семьи, в том числе и сестры Лии, бабушки. Мне могли и, наверно, должны были сделать копии дела сразу. Но у них, в читальном зале архива ФСБ, куда приезжают люди отовсюду, не работал  сканер( Поэтому они пообещали прислать почтой. Я пишу так подробно с одной целью - возможно эти знания понадобятся кому-нибудь.

Я прочла все листы дела. Оно было небольшим. Но далеко не все можно было посмотреть. Многие листы были каким-то образом закрыты, то ли картонками, то ли еще чем-то, уже не помню. Но так, что, как я не старалась, увидеть нельзя было ни одного слова. На мой вопрос я получила ответ, что это государственная тайна, касается третьих лиц и не будет открыто никогда (!).
Первая бумажка в деле - ордер на арест от 25 ноября 1937 года.


Дальше идут:
-протокол обыска, квитанции - принято 30 рублей, 10 копеек;  подтяжки, поясной ремень, часы на руку металлические;   паспорт, диплом, военный билет;
-анкета арестованного также от 25 ноября,  где он сообщает, что родился в 1904 году в местечке Старые Дороги в БССР,  в 1937 году закончил  Плановый институт им.Кржижановского и работает управдомом в доме №28 по Новинскому бульвару, что  имеет семью, состоящую из девятилетней дочери и жены. Жена - Левина Мария Моисеевна, 1903 года рождения, работает  машинисткой  на заводе испытательных приборов.
Потом - постановление от 13 декабря 1937 года, где сказано, что Грек Р.И. имея тесную связь с агентом иностранной разведки по их заданию занимался активной шпионской деятельностью. На основании этого уполномоченный, фамилия которого замазана белым (мне кажется - замазано уже в наше время), избирает для него содержание под стражей, где он уже и так находился с 25 ноября.
13 декабря И.Грек пишет показания, где подробно излагает свое преступление.
Дальше - протокол допроса от 27 января 1938 года свидетеля Бородина А.Д., который заявляет, что будучи знакомым Р.Грека, останавливался в его квартире, когда приезжал в Москву и тот пытался выяснить у него, командира РККА, о новейших вооружениях авиации и артиллерии, а также о численности красной армии в настоящее время. После этого  у него (свидетеля) сразу возникли подозрения о шпионской деятельности Р.Грека.
Получается, что после ареста 25 ноября допрос самого Р.Грека был проведен только 13 февраля 1938 года.  Протокол допроса длинный, вопросы подробные. Его  расспрашивают, как он познакомился с живущим в соседней квартире морским военным японским атташе Кавабата и он подтверждает, что  был завербован им для шпионской деятельности и даже получил аванс 1500 рублей. Он признается в том, что был шпионом и в том, что необходимых сведений военному атташе он достать не смог, т.к. не имел знакомых среди военных. Это также записано в протоколе допроса. На это никто не обращает внимания. Вот и все. На этом следствие было закончено. Я привожу только маленький отрывок, т.к. все копии очень "слепые" и читаются с трудом.



После чего, назавтра, 14 марта 1938 года тройкой был вынесен приговор. Расстрел.

 



Таким образом Грек совершил преступление, предусмотренное ст.ст.58/1а, 17-58/8УК РСФСР. Руководствуясь ст.ст.319 и 320 УК РСФСР Военная комиссия Верховного суда союза ССР приговаривает: Грека Рувима Иосифовича к высшей мере наказания - расстрелу, с конфискацией всего принадлежащего имущества.



Приговор окончательный и на основании постановления ЦИК СССР от 4/XII 1934 года подлежит немедленному исполнению.
И в тот же день, 14 марта 1938 года приговор был приведен в исполнение. Рувиму Греку было 33 года.



Расстреляли его на полигоне  "Коммунарка", где с 1937 по 1941 год было уничтожен
о 14 тысяч человек.  Вход на огороженную территорию на 24 километре Старо-Калужского шоссе.
Въездные ворота. 2012 год


Но это еще не вся история. 5 июля 1937 года Политбюро приняло вот такое решение:

Решение Политбюро ЦК ВКП(б) № П51/144 от 5 июля 1937 г.

144. — Вопрос НКВД.

1. Принять предложение Наркомвнудела о заключении в лагеря на 5-8 лет всех жен осужденных изменников родины членов право-троцкистской шпионско-диверсионной организации, согласно представленному списку.

2. Предложить Наркомвнуделу организовать для этого специальные лагеря в Нарымском крае и Тургайском районе Казахстана.

3. Установить впредь порядок, по которому все жены изобличенных изменников родины право-троцкистских шпионов подлежат заключению в лагеря не менее, как на 5-8 лет.

4. Всех оставшихся после осуждения детей-сирот до 15-летнего возраста взять на государственное обеспечение, что же касается детей старше 15-летнего возраста, о них решать вопрос индивидуально.

5. Предложить Наркомвнуделу разместить детей в существующей сети детских домов и закрытых интернатах наркомпросов республик.

Все дети подлежат размещению в городах вне Москвы, Ленинграда, Киева, Тифлиса, Минска, приморских городов, приграничных городов.

Всего согласно этому документу только за полгода после приказа были репрессированы около 18 тысяч женщин и "изъяты" порядка 25 тысяч детей.
Итак, 14 марта 1838 года, Рувим Грек был расстрелян.
27 апреля арестовали его жену Мирру Левину.




9 мая  её допросили, где задавали множество вопросов. Я привожу маленький фрагмент.


Кстати, когда мне пришло в голову попросить копию дела М.Левиной и я уже после поездки обратилась в архив, меня послали в архив Акмолинска. После того, как я прислала копию ответа из Акмолинска, что у них нет такого дела, в московском архиве обнаружили, что  дело М.Левиной  находится у них, в Москве. В чем я не сомневалась. Переписка с архивом ФСБ в Москве длилась около пяти месяцев.

 4 июня 1938 года ей вынесли приговор.



10 августа 1938 года она прибыла из Бутырской тюрьмы в Акмолинский лагерь жен изменников родины,  сокращенно - АЛЖИР, так его называли заключенные, где пробыла до 26 апреля 1946 года. Я не знаю, понимали ли эти женщины, что они уже не жены, а вдовы. Скорее всего - нет.
Дочку должны были забрать в детский дом. Но сестре Мирры удалось оформить над ней опеку и  она с мужем воспитывали девочку  все восемь лет.
После освобождения Мирра жила с дочкой. Умерла она в 1963  году в возрасте 60 лет. Я не знаю, сразу она приехала в Москву, или ей было нельзя и она приехала через какое-то время. Узнать не у кого.
Семья была несчастной. Дочка Ада умерла от рака в 40 лет, в 1968 году. Она не была замужем и детей у неё не было.
Ада была двоюродной сестрой моей мамы, они дружили. Мама, когда медицинский институт, в котором она училась, вернулся из эвакуации и Фергане,  с 1944 по 1946 г.г.  жила у них, на Новинском бульваре.  Ада потом приезжала к нам в гости в Ленинград, я была ребенком, но её помню. Она работала в библиотеке.
Рувима реабилитировали в июне 1956 года, а Мирру - в декабре 1955. Выносила эти определения та же военная коллегия верховного суда.





А теперь я покажу фотографии и расскажу совсем немного  того, что я знаю об этих людях. Мне хочется сохранить о них память. Ведь никто больше никогда не сделает этого.
Рувим, брат моей бабушки родился в местечке Старые Дороги Бобруйского уезда в 1904 году. Он был младшим ребенком и я уверена, что все его любили. Она - в городке Речице в 1903 году. Познакомились в Старых дорогах. Вместе работали. Поженились в 1924 году. Свадьба была в Бобруйске. Там жила его мать - моя прабабушка. Отец к тому времени уже умер.
Почему они потом уехали в Москву - я не знаю. Но в Москву уехали родители Мирры и её сестра. Жили они все вместе.
Вот на фотографиях - он совсем мальчик, на следующей - уже взрослый мужчина.  На третьей - с Миррой.



Фотография ниже сделана в день свадьбы. Я уже её показывала, когда писала о своей семье. Но покажу еще раз. Здесь она к месту.
В середине сидит прабабушка. Ей, как я посчитала, здесь всего 55 лет. Выглядит, конечно, старше. Она умрет до начала войны, в 1936 году. Рувим и Мирра - жених с невестой стоят позади неё. Красивые. Ему всего 20 лет. Слева - мои бабушка с дедушкой. Около бабушки моя мама. Ей три года. С дедушкой - мамин братик. Справа еще один сын прабабушки с маленькой дочкой, над ним стоит его жена. Их троих и еще родившегося позже маленького сына расстреляют немцы в 1941 году в Осиповичах. Справа от прабабушки еще одна её дочь Гинда. Она выйдет замуж, родит трех детей и будет жить в Старых Дорогах. Всю их семью расстреляют в гетто в 1942 году. А здесь, на фотографии, еще никто не знает о страшном будущем. Они напряжены, никто даже не улыбается. Фотографирование  не было привычным делом.



На снимках ниже - семья Грека с маленькой Адой, год, наверно, тридцатый. А на втором - Мирра, вернувшаяся из лагеря со взрослой дочерью.
                 

А дальше страшные фотографии из дел заключенных. У Рувима - последние в жизни. В его глаза тяжело смотреть.


И Мирра...  Тот же страх и ужас в глазах.



Вот могила семьи на Востряковском кладбище Москвы. Видимо, когда похоронили Мирру, на памятнике написали и даты рождения и смерти  её мужа. Дата смерти неверна. Он был убит в 1938 году. Значит, они об этом не знали.



Мне хотелось посмотреть на дом, где они жили.  Новинский бульвар, дом 28/35.
Это фотография из интернета. Я почему-то не догадалась его сфотографировать. Фотография сделана, видимо, недавно.



Но раньше дом был другим. Его построили в 1928 году.
Фотография 1932-1935 г.г.



Еще одна фотография, где виден дом. Это - пленные немцы на ул.Чайковского (бывшее название Новинского бульвара). 1944 год.


И еще одна фотография 1947 года.

В 1950-е годы его перестроили, пристроили еще часть по Поварской улице. Дом из конструктивистского превратился в типично сталинский. Я долго ходила там. Сколько раз мама вспоминала об этом доме, а я даже не представляла его. Теперь я не могу ей рассказать об этом...

Сегодня 65 лет со дня смерти кровавого сталина. Я пишу этот пост и слышу чью-то речь по телевизору: "сталин - самородок, величайший руководитель планеты и т.д.  и т.п."
Мне всегда хочется, чтоб такой человек через пласт десятилетий попал ТУДА, на один только допрос, на один... Но это невозможно.
Вот карта ГУЛАГа. Что еще нужно людям, чтобы понять произошедшее тогда?  И слышу еще - почти четверть опрошенных не слышала ничего о репрессиях, а  среди молодежи - таких 46%.


Я знаю, что переубедить нельзя никого и не собираюсь этого делать. Мне хотелось рассказать об этих двух людях, один из которых родной брат моей бабушки. Я хочу, чтобы о них знали и всё делаю для этого.


Tags: Рувим Грек, моя семья, репрессии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 99 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →