Степаненко Рая (alfa_delta) wrote,
Степаненко Рая
alfa_delta

Category:

ПРОГУЛКА ПО БОЛЬШОЙ МОРСКОЙ. ЧЕТНАЯ СТОРОНА. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Продолжим прогулку по Большой Морской улице. Прежде чем начать, хочу еще раз повторить, что улица застраивалась в первой трети XVIII века. Здесь были деревянные дома с огородами и садами, которые затем не один раз перестраивались. Всю историю домов я, конечно, не расскажу. Кроме того, в некоторых особняках сохранились превосходные интерьеры, фотографии которых я тоже показывать не буду.
Но сначала еще раз посмотрим на Арку Главного штаба. На этой фотографии мы видим Дворцовую площадь с Александровской колонной через Арку.



А эта фотография сделана с Дворцовой площади. Два крыла соединены аркой, которую венчает "Колесница славы". Арка посвящена победе в войне 1812 года и строительство ее закончилось в 1828 году. Она состоит из трех арок, стоящих под углом друг к другу. Таким их построением Росси скрыл плавный поворот Большой Морской улицы (тогда - Малой Миллионной). Одновременно арка стала главным, парадным входом на Дворцовую площадь. Посмотрите, как это красиво.


Там, за  аркой слева и виднеется дом №2.  Он точно такой же, как и дом №1 и с него начинается четная сторона Большой Морской улицы. Дом этот - часть ансамбля Росси, бывшее Министерство иностранных дел. Строилось, как я уже писала, примерно десять лет - с 1819 до 1829 г.г.
Вот здесь крупнее. Виден весь отрезок улицы от Арки до Невского проспекта.


Тот же отрезок - со стороны Невского.
Фотография 1900 года.
На следующей фотографии хорошо видны дома №№4 и 6. Сначала расскажу немного о доме №4.
Дом этот в первый раз  был надстроен в 1815 году - до трех этажей. С 1850-х г.г. им владел купец 2 гильдии, переплетчик  Л.Вейдле.  В 1875 году наследник престола, цесаревич Александр Александрович разрешил ему перестройку дома на Большой Морской и по набережной Мойки и  по проекту архитектора Ф.К.фон Пирвица дом надстроили до пяти этажей и изменили фасад. Все проекты фасадов на главных улицах Петербурга, в том числе и на Большой Морской, представлялись на высочайшее утверждение.  После этой перестройки внешний вид дома больше не менялся. С 1884 года домом владели наследники купца. После революции его сын, Владимир Вейдле оказался в Париже, где умер в 1979 году. В 1976 году вышла его книга воспоминаний. Я приведу отрывок из нее: 
"Гуляли мы с ним чаще всего по нашей же улице. Большой называлась Морская, покуда Малую улицей Гоголя не окрестили. Хороша была! Должно быть и нынче хороша; только ведь и машин тогда еще не знали, разве что собирались узнавать. Экипажи, кареты, сани с медвежьим пологом, под синей оплеткой пара вороных — на все это я глядел, как на деревья глядят в лесу: не в свой же их садик пересаживать.
Но прогулки я помню больше и в другом направлении. Мы к Невскому шли по нашей стороне Морской, левой, если от Арки идти. Первый дом, номер шесть — гостиница «Франция» с рестораном «Малый Ярославец» (никогда не был ни там, ни тут), а чуть подальше французская булочная, где круассаны и шоссоны совсем такие же были, какими я угощаюсь полвека в Париже, но где продавались также «французские булки», французам двадцатого столетия неизвестные, но выпекаемые еще, по старой памяти должно быть, как и некогда у нас, в нынешней Испании. Потом был ювелир Болин, высокой, без сомнения, марки, потому что швейцар его в расшитом золотыми галунами суртуке, был на голову выше такого же в подъезде гостиницы «Франция». На углу, табачная лавка забавляла меня колечками на гаванских сигарах: и тут же дежурили посыльные в красных фуражках, не менее, на мой взгляд, забавные. А если не тут, то напротив, у дома мебельной фирмы Тонет, — и поныне, как я рад был в Вене узнать, фабрикующий венские  стулья".

В 2005-2007 г.г. дом реконструировали. Теперь это, безусловно, элитнейший 18-квартирный дом
Дом №6, так же как и дом №4, выходящий с другой стороны на Мойку, был перестроен в 1879-1880 г.г. архитектором Ф.Л.Мюллером для  представителя дворянского рода, барона- шталмейстера Императорского дворца К.К.Фелейзена. После этой перестройки дом приобрел тот вид, какой он имеет сегодня.

С 1860-х г.г. здесь размещалась гостиница "Франция" ("Отель де Франс")





Фотография 1898 года.


Фотография 1900-1910 г.г.




На фотографии ниже  - дома №№8 и 10.
Дом №8, отличающийся от всех остальных, был надстроен с изменением фасада в 1868 году архитектором Л.Ф.Бульери, а в 1910-1911 г.г. гражданский инженер Н.Г.Кудрявцев, ставший владельцем дома, также надстроил и капитально перестроил нижние этажи, придав ему элементы модерна.  Дом стал пятиэтажным.
В 1870-х годах в нем открылся ресторан "Малый Ярославец".  Это бы ресторан не из дорогих, но в нем готовили блюда русской кухни, что было  редким деликатесом, экзотикой для посещавших рестораны петербуржцев, привыкших к французской кухне. Ресторан занимал первые три этажа. В 1890-х годах он стал своеобразным клубом "беллетристов". В нем постоянно, как сейчас бы сказали - "тусовались" множество известных нам личностей - Д.Н.Мамин-Сибиряк, А.А.Блок, М,Кузмин, А.П.Чехов, Д.В.Григорович и многие, многие другие.
В 1917 году ресторан был закрыт и в его помещении открыли бесплатную благотворительную столовую милосердия "Советскую столовую Адмиралтейского района". С сентября 1945 года в здании стал работать Техникум пищевой промышленности "Наркомпищепрома СССР". Он сохранялся почти до нашего времени, но в 2011 году его каким-то образом присоединили к университету сервиса и экономики.

 Дом №10 построили в 1874-1875 г.г. по проекту архитекторов Ф.Л. Миллера и В.И.Шауба для потомственного дворянина, советника коммерции, придворного ювелира К.Э.Болина. В доме находился "Торговый дом К.Э.Болинъ", в первом этаже мастерские, а наверху - жилые помещения.
В 1918 году семья вынуждена была эмигрировать. Теперь это известный род Швеции. На фасаде до сих пор чудом
сохранилась надпись BOLIN.







На углу Невского - большой, знакомый всем дом №12 с интересной историей.  Впрочем, истории интересны почти у всех домов.  В 1807  году дом купил купец К.Б.Котомин. В 1812-1815 г.г. по его заказу дом был перестроен архитектором В.П.Стасовым. Был построен огромный по тем временам дом,занимавший целый квартал от Большой Морской до Мойки. В первом этаже были магазины.

В начале XIX века в доме снял помещение для торговли выходец из Ярославской губернии П.Елисеев. Он открыл здесь торговлю иностранными винами и колониальными товарами.  В 1865 году в одной из газет было такое объявление: "У Полицейского моста в доме купца Котомина в лавке №6 продаются полученные на днях Крымские свежие груши и разное Киевское фруктовое варенье, крупные пупырчатые финики, виноград, свежайший кишмиш, швейцарская сухая дуля, сыр пармезан лучший по 7 рублей фунт, швейцарские, голландские и английские лучши сыры, и Архангелогородские копченые гуси, Коломенская медовая пастила, Кольская мочёная морошка карага, Кольские солёные рыжики, голландские сельди, свежая и мешочная Астраханская лучшая икра и прочие товары"

Этот Елисеев был родоначальником известного семейства купцов Елисеевых. Потом Елисеевы открыли еще несколько магазинов, но этот, в доме Котомина, сохранялся до открытия в 1904 году Елисеевского магазина на Невском. В первой половине XIX века на углу Мойки в доме располагалась кондитерская С.Вольфа и Т.Беранже. Она была местом встреч писателей и поэтов. А.С.Пушкин 27 января 1837 года встретился здесь со своим секундантом К.К.Данзасом и отсюда они направились на место дуэли, где он был смертельно ранен. В 1985 году здесь было создано Литературное кафе с тем же названием.


В 1870-х г.г. при новом владельце А.Н.Пастухове со стороны Большой Морской был ресторан О.Лейнера. Там встречались артисты театров. На протяжении XIX века в доме было множество магазинов. На рубеже XIX и ХХ веков здесь разместилось фотографическое заведение фотографа Императорской Академии художеств К.Шапиро.

Фотография 1900-1901 г.г. ателье Карла Буллы.


После революции дом был национализирован. БОльшую часть его отдали под коммунальные квартиры. В 1920-х г.г. здесь работали издательство Ленинградского губпросвета, ресторан и кафе, булочная-кондитерская, прачечная-красильная. В 1962 году открылся крупнейший антикварно-букинистический магазин Ленинграда. Во времена А.С.Пушкина здесь находилась книжная лавка. Интерьер магазина передавал атмосферу того времени, даже люстры и настольные лампы были старинные.  Там было несколько небольших залов, картины на стенах и темновато. Книги можно было купить по любым отраслям, даже учебники.В его интерьерах были использованы красное дерево, бронза, в простенках были барельефы художников.
В 2001 году он переехал в дом №3 по Невскому проспекту, во двор, предоставив место более выгодному и платежеспособному заведению - сверкающему огнями магазину сувениров. Вход был с Невского. Теперь подобный магазин находится в части, выходящей на Большую Морскую.




Таким дом был в 1960-е годы.


Так он выглядит сейчас.



Переходим Невский проспект.
На углу большой дом №14, занимающий квартал от Большой Морской до Мойки и знаменитый существовавшим когда-то в нем  кинотеатром "Баррикада", который, думаю, помнят все петербуржцы. До середины XVIII века, как я уже писала в первой части, здесь находился построенный в 1855 году для временного использования Зимний дворец  императрицы Елизаветы Петровны. Когда он был разобран, Большая Морская вновь была проложена до Невского проспекта.
В 1768 году на этом месте  построили дом генерал-полицмейстера Н.И.Чичерина  в том виде, в каком он сохранялся до 2007 года.
Со стороны Невского в середине 1810-х г.г. выходец из Франции П.Талон открыл здесь ресторан "Талон". Там часто бывал А.С.Пушкин. Несмотря на постоянные, как мы все знаем, долги, множество детей и т.п. Вот строчки из "Евгения Онегина", которые написаны явно с хорошим знанием материала:
К Talon помчался: он уверен,
Что там уж ждет его Каверин.
Вошел: и пробка в потолок,
Вина кометы брызнул ток,
Пред ним roast-beef окровавленный,
И трюфли, роскошь юных лет,
Французской кухни лучший цвет,
И Стразбурга пирог нетленный
Меж сыром лимбургским живым
И ананасом золотым.

После возвращения владельца  во Францию,  ресторан стал принадлежать А.Фельету.

Более 50 лет, с 1806 года, домом владел купец А.И.Косиковский. При нем в 1820-х годах по проекту архитектора В.П.Стасова был пристроен корпус по Большой Морской. Его фасад украшен 12 колоннами. а в 1858-1860 г.г., когда дом перешел в собственность купцов братьев Г.и С.Елисеевых, архитектор Н.П.Гребенка перестроил дом.
Елисеевы владели домом до революции и занимали помещения со стороны Мойки.  В конце XIX века в доме был открыт шахматный клуб и с 1860 по 1914 г.г. - "благородное собрание", где выступали и собирались многие известные писатели; а с 1914 года - Центральный банк Общества взаимного кредита.
После 1917 года Елисеевы сразу же уехали за границу. В
1919 году по инициативе М.Горького дом стал Домом искусств (ДИСК). Здесь бывали Н.С.Гумилев, В.Рождественский, К.Петров-Водкин, устраивались литературные вечера. В 1921 году именно в этом доме был арестован Николай Гумилев.
После закрытия ДИСКа в 1923 году в парадных помещениях дома открылся кинотеатр "Светлая лента", переименованный в  1930-м году в   "Баррикаду". Со стороны Мойки в первом этаже была открыта столовая "Пролетарий", со стороны улицы Герцена - ресторан "Медведь". Затем, на протяжении многих лет в доме много чего было. Я помню со стороны Невского стоматологическую поликлинику, кафе "Дружбу", которое существовало много лет. Рядом был магазин "Галантерея". Со стороны улицы Герцена - в первом этаже большая домовая кухня. В 2007 году здание было практически снесено и заново восстановлено. Сейчас в нем находится пятизвездочный Талион Империал Отель.



Фотография начала 1900-х г.г. Блистательно выглядит.



А это - 1923 год. Фрукты заменили на пиво.



Со стороны Большой Морской улицы.

Следующий дом №16 расположен на углу Большой Морской и Кирпичного переулка. Его построили архитекторы
Н.П.Гребенка и Р.А.Желязевич в 1851 году. Тогда дом купил титулярный советник Г.И.Руадзе.
Не дожидаясь окончания строительства в крыле здания по Большой Морской размещается ювелирная фирма, основанная в 1842 году бриллиантовых дел мастером Г.Фаберже. Она занимала помещение в доме вплоть до окончания века. В 1900 году переместилась в специально построенный к тому времени "Дом Фаберже" на Большой Морской..
В 1861 году в доме Руадзе было основано "Русское купеческое общество для взаимного вспоможения".  Его называли "Приказничий клуб". Членами его были мелкие купцы, лавочники, приказчики.
В 1886 году в доме существовал один из самых модных и дорогих ресторанов более известный под именем владельца Кюба "Кафе де Пари". Он часто упоминается в воспоминаниях о Петербурге, постоянно фигурирует в мемуарах М.Кшесинской.
В начале ХХ века О.Мухина сдавала здесь меблированные комнаты. Здесь некоторое время жили в 1905 году Н.Крупская и В.Ленин. В 1930 году здесь со стороны Мойки разместился электротехнический институт связи, который в 1940 году получил имя профессора М.А.Бонч-Бруевича.


Дом в 1903 году.


Мы перешли Кирпичный переулок. На другой стороне - огромный серый дом, Университет технологии и дизайна. В начале прошлого века этот участок приобрел Русский для внешней торговли банк. В 1915 году началось строительство дома для банка  архитекторами Л.Н.Бенуа и Ф.И.Лидвалем. Но 1917 год остановил строительство и здание осталось недостроенным.  Он простоял  до 1920-х годов.



В 1929-1931 г.г. архитекторы Л.В.Руднев и Я.О.Свирский реконструировали здание и в нем открылся отделившийся от Технологического  Текстильный институт.
Фотография 1930 года.



С 1963 года, он  назывался институтом текстильной и легкой промышленности им.С.М.Кирова, а в простонародье его называли "тряпочкой", (а целлюлозно-бумажный - "промокашкой").

В 1992 году он стал Санкт-Петербургским государственным университетом технологии и дизайна.

Следующий за университетом - довольно скромный дом №20. В конце XVIII  века домом владел сенатор, фаворит Екатерины II  П.В.Завадовский.  Он был председателем комиссии по сооружению Исаакиевского собора.

После его смерти с 1830-х г.г. до 1917 года участок принадлежал Министерству иностранных дел. Дом перестроил в 1873 году  из существующего на участке ранее архитектор А.А.Бравура.


Дом № 22 существовал так же как и все на улице с начала XVIII века, затем был перестроен архитектором Н.Е.Ефимовым в 1844 году. Здание стало четырехэтажным. С 1860 года здесь разместился съезжий дом первого участка Адмиралтейской части.  Выехал отсюда он в конце XIX века. Существующая тогда каланча возвышалась над землей на 35 метров. Интересно, что наибольшую память о себе оставил обер-полицмейстер, а затем генерал-губернатор Петербурга П.В.Голенищев-Кутузов, от фамилии которого произошло название "кутузка". После того, как  дом освободился, Городская Дума отдала дом центральной телефонной станции.



Телефонная сеть объединяла в то время порядка 4000 номеров. Для устройства телефонной станции дом был полностью перестроен архитектором К.В.Бальди в 1905 году. Именно эта перестройка, как отличный образец модерна, принесла автору известность.Станция проработала в здании с 1905 до 1950 г.г. Коммутатор состоял из двух групп "А" и "Б" емкостью по 20 тысяч номеров.   "Нажимая на одну из кнопок, абонент слышал ответ телефонной «барышни» и называл нужный номер. Плато коммутации перед телефонисткой, на котором требовалось найти отверстие для штекера, было огромным, поэтому «барышень» подбирали высокого роста. Допускались к работе только незамужние, «дабы лишние думы и заботы не приводили к лишним ошибкам при соединениях».
Вот как это выглядело.


В 1980-х была построена новая станция, во дворах были построены новые кирпичные корпуса.
Здание Центральной телефонной станции играло значительную роль в революционных событиях октября 1917 года. Первыми его заняли юнкера Владимирского военного училища, отключившие телефонную связь в  Смольном. В ночь на 25 октября станцией завладели солдаты Кексгольмского полка, перешедшего на сторону большевиков. Связь в Смольном восстановили, телефоны Временного правительства в Зимнем дворце отключили. Ленин писал:
"Комбинировать наши три главные силы: флот, рабочих и войсковые части так, чтобы непременно были заняты и ценой каких угодно потерь были удержаны: а) телефон, б) телеграф, в) железнодорожные станции, г) мосты в первую голову."
Ценой каких угодно потерь.
Это выглядело примерно вот так.


Следующий дом №24.  Здание сложной архитектуры отделано всего одной породой камня - красным гангутским гранитом. Но он обработан различными фактурами и поэтому имеет разные оттенки. В 1898 году петербургский потомственный почетный гражданин, поставщик императорского двора,  купец 2 гильдии Карл Фаберже купил дом №24 на Большой Морской улице у владельца генерал-майора Золотова. Архитектор К.К.Шмидт перестроил его в 1899-1900 г.г. Фасад очень красивый, решен в стиле модерн. Дом принадлежал фирме до самой революции.
Так он выглядел в 1910-1912 году.


В первом этаже располагался торговый зал золотых и бриллиантовых вещей с дубовыми прилавками, выше -мастерские и 15-комнатная квартира хозяев. В мастерские Фаберже приглашал на работу лучших выпускников Академии барона Штиглица, прошедших стажировку за границей. Там же работали и его четыре сына. Для хранения ценностей использовали огромный блиндированный  (защищенный стальной броней) сейф-лифт берлинской фирмы "Арнхайм", который на ночь поднимали на уровень второго этажа и держали под током.  Фирма предоставляла своим постоянным покупателям возможность хранить свои драгоценности в сейфе. И клиенты, зная безукоризненную честность Фаберже, пользовались этим, особенно после Февральской революции. Матильда Кшесинская писала в своих воспоминаниях: "Мои крупные бриллиантовые вещи я дома не держала, они хранились у Фаберже". Но с началом Первой Мировой войны и последующих событий в стране спрос на ювелирные издения падает.  В сентябре 1918 года, узнав о начале "красного террора", после того, как были расстреляны 500 человек, Карл Фаберже  получил известие о том, что он тоже находится в списке заложников. Тогда он решил покинуть Россию. С большим трудом это ему удалось. Он оказался в Лозанне, где его семья практически осталась без средств к существованию. Потеряв главное дело своей жизни, он потерял и ее  смысл.  В сентябре 1920 года он скончался.
Похоронили его на кладбище в Каннах. Один из огромного количества людей, семье которого и ему самому революция сломала жизнь.


В 1996 году в Петербурге перед фабрикой "Русские самоцветы" установили памятник К.Фаберже. Я не могу оценить этот памятник. Но то, что его благородный бюст, человека из "раньшего времени" (с) установили на фоне этого бездушного стеклянного здания не позволяет его правильно воспринять.


Оставленные им в России драгоценности, каким-то образом  либо спрятанные, либо переданные доверенному лицу (существуют разные сведения), были разграблены и многие не найдены до их пор. После революции в этом доме располагались многие фирмы, конторы и товарищества. В 1939 году открылась контора "Ювелирторг", а в 1973 году - магазин "Яхонт". Он существует до сих пор.

Продолжение прогулки в следующей записи.
Tags: мой любимый город, наша история, ностальгическое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments